30 августа 2019 года на Православном богословском факультете Прешовского университета состоялась защита диссертации на соискание ученой степени доктора теологии (ThDr.) Мигеля Паласио – руководителя Управления проектов Патриаршего совета по культуре, советника генерального директора Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы имени М.И. Рудомино, советника ректора Московского педагогического государственного университета (МПГУ), старшего преподавателя кафедры теологии МПГУ.

Диссертационное исследование посвящено теме «Роль Русской Православной Церкви в развитии российско-латиноамериканских отношений (конец XIX – начало XXI вв.)». Данная работа – первая попытка проведения комплексного и подробного анализа места Русской Православной Церкви в развитии отношений Российской империи/СССР/Российской Федерации со странами Латинской Америки. Вместе с тем посредством рассмотрения трансформации русскоязычных диаспоральных структур в южной части Нового Света диссертация Мигеля Паласио демонстрирует потенциал славянских народов в освоении инокультурного пространства. 

Научным руководителем выступил протоиерей Иоанн Шафин – доктор философии (PhD.), доктор теологии (ThDr.), профессор, заведующий кафедрой церковной истории и византологи Православного богословского факультета Прешовского университета. Оппонентом стал Алексей Владимирович Лубков – доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования, ректор Московского педагогического государственного университета.

Диссертационный совет во главе с протоиереем Стефаном Пружинским – доктором философии (PhD.), доктором теологии (ThDr.), профессором, деканом Православного богословского факультета Прешовского университета, заслушав выступления диссертанта, оппонента и научного руководителя, провозгласил Мигеля Паласио доктором теологии (ThDr.).

На защите присутствовали архимандрит Серафим (Шемятовский) – представитель Православной Церкви Чешских земель и Словакии при Патриархе Московском и всея Руси, иеромонах Александр (Галушка) – секретарь представительства Православной Церкви Чешских земель и Словакии при Патриархе Московском и всея Руси, Ольга Александровна Морозова – заместитель начальника Управления международных связей МПГУ.

Затем гостей из России принял в своей резиденции Блаженнейший Митрополит Чешских земель и Словакии Растислав, который тепло поздравил Мигеля Паласио с успешной защитой докторской диссертации по теологии.

В тот же день ректор МПГУ профессор Алексей Лубков и Петер Коня – доктор философии (PhD.), профессор, ректор Прешовского университета подписали соглашение о сотрудничестве между двумя вузами. Также было заключено отдельное соглашение о сотрудничестве между Московским педагогическим государственным университетом и Православным богословским факультетом Прешовского университета. 

Доклад Мигеля Паласио на защите диссертации на соискание ученой степени доктора теологии (ThDr.)

Ваши Высокопреподобия!

Уважаемые коллеги!

Для меня большая честь находиться в стенах Прешовского университета и представить глубокоуважаемому ученому собранию Православного богословского факультета докторское диссертационное исследование «Роль Русской Православной Церкви в развитии российско-латиноамериканских отношений (конец XIX – начало XXI вв.)». В настоящей работе внимание сфокусировано на служении Русской Православной Церкви Московского Патриархата, однако освещены и отдельные аспекты деятельности Русской Православной Церкви Заграницей, а также иных Поместных Православных Церквей.

В настоящее время исследование проблемного поля религиозных институтов и их участия в международных отношениях является крайне актуальным. В контексте Российской Федерации и ряда других стран славянской семьи (в том числе Словацкой Республики) подобный интерес вызван главным образом повышением значимости религиозного фактора в общественно-политической жизни после отказа от атеизма как компонента идеологии государства.

Связи России и южной части Америки, которую Ян Амос Каменский именовал «второй половиной мира», имеют глубокие исторические корни. Практически с момента установления двусторонних дипломатических отношений в государствах региона началось не только развитие системы представительства, но и инкорпорирование русскоязычных диаспоральных общин в локальный социум, формирование сети социокультурных объектов, в том числе православных храмов. С начала 2000-х гг. значение российско-латиноамериканских отношений особенно возросло, чему способствовала текущая обстановка в мировом политическом пространстве. Как следствие, повысилась роль Русской Православной Церкви в формировании и поддержании объективного образа российского народа и культуры в регионе, стало более востребованным ее участие в межгосударственных гуманитарных мероприятиях и проектах.

Историография заявленной проблемы немногочисленна; ее можно сгруппировать по трем крупным направлениям: 1) корпус работ, связанных с анализом церковно-государственных отношений в контексте участия Русской Православной Церкви во внешнеполитических акциях Российской империи/СССР/Российской Федерации; 2) труды, раскрывающие различные стороны российско-латиноамериканского диалога; 3) исследования распространения русского Православия и представительства Русской Церкви в регионе с конца XIX и до начала XXI вв.

Источниковую базу нашего диссертационного исследования составляют нормативно-правовые источники, характеризующие концептуальные построения Московского Патриархата в области международной деятельности; переписка государственных и церковных деятелей; материалы печатных масс-медиа и информационных интернет-ресурсов, которые освещают события, касающиеся проблемного поля диссертации; труды священнослужителей, служивших в латиноамериканском ареале.

На защиту выносятся следующие положения:

1. В своей деятельности на международной арене Русская Православная Церковь опирается на действующие доктринальные понятия, разработанные с учетом новых социально-политических реалий начала XXI в., в частности, «Святой Руси», «православного народа» и «русской цивилизации» (в нашем исследовании используется термин «русскоязычная ойкумена» – он подразумевает социальную общность, где ключевыми доминантами выступают русский язык, русская культура и русские духовные традиции). Политико-правовой моделью взаимодействия Московского Патриархата с Российским государством выступает традиционная для православного миропонимания концепция «симфонии», предполагающая сотрудничество «священства» и «царства» в достижении общих целей без вмешательства сторон в прерогативы друг друга.

2. Россия и страны Латинской Америки с момента первых контактов в начале XIX в. испытывали естественный интерес к сотрудничеству. При этом вслед за активизацией дипломатии Российской империи в регионе в середине позапрошлого столетия начала складываться (в конце XIX – начале XX вв.) система представительства русского Православия – преимущественно трудами некоторых дипломатов и священников: российских посланников в Бразилии, Аргентине и Уругвае Александра Семеновича Ионина и Михаила Николаевича Гирса, а также протоиерея (впоследствии – протопресвитера) Константина Изразцова. Отец Константин, которому принадлежит заслуга открытия в 1901 г. первого православного храма в Латинской Америке – Свято-Троицкого собора в Буэнос-Айресе, помог возведению русских церквей в Бразилии, Парагвае и Уругвае, в начале XX в. де-факто являлся российским послом в Аргентине, позднее оказывал всестороннюю поддержку белоэмигрантам и так называемым перемещенным лицам, прибывавшим в Аргентину во второй половине 1940-х гг. Этого пастыря и общественного деятеля часто называют «апостолом Южной Америки».

3. На современном этапе происходит обоюдное повышение внимания Российской Федерации и латиноамериканских государств к налаживанию отношений на качественно более высоком уровне. Это связано со стремлением России к поиску новых партнеров на мировой арене, к противодействию попыткам международной изоляции, вызванным событиями на Украине 2014 г., и к обеспечению участия отечественной экономики во взаимовыгодных инновационных проектах; в свою очередь страны южной части Нового Света настроены на технико-технологическое сотрудничество с российской стороной и реализацию совместных экономических проектов. Краеугольным камнем российско-латиноамериканского диалога исторически является культурно-гуманитарное сотрудничество, что свидетельствует об особой востребованности «мягкой силы» на латиноамериканском направлении внешней политики России.

4. Доля православного населения Латинской Америки определенно заметна для традиционно «католического» региона. Римско-Католическая Церковь в латиноамериканских странах переживает кризис, который вызван, в частности, падением диктаторских режимов, имевших тесные связи с католической иерархией, социальным консерватизмом большей части католического клира, распространением протестантизма и возрастанием общекультурного кругозора латиноамериканцев. Негативное воздействие на положение католицизма, а в первую очередь – на духовный климат в регионе оказывает увлеченность ряда общественных групп (главным образом, людей с низкими доходами и слабым образованием) синкретическими верованиями, где элементы католической обрядовости перемешены с индейскими или афроамериканскими религиозными обычаями. Одновременно наблюдается повышение внимания некоторых этнических категорий (в особенности индейцев) к Православию, к русской и в целом славянской культуре.

5. Большое значение для утверждения русского Православия в регионе имели русскоязычные диаспоры. Самими диаспоральными сообществами Православие всегда воспринималось как духовное наследие исторической Родины, а участие в богослужениях и приходской жизни выступало действенным способом сохранения этнокультурной идентичности. В наши дни Российское государство и Московский Патриархат публично акцентируют внимание на наличии обязательств перед соотечественниками, живущими в дальнем зарубежье (в церковном понимании к таковым принадлежат выходцы не только из России, но и из других стран канонической территории Церкви). Однако возможности «диаспоральной дипломатии» для продвижения интересов российской стороны в латиноамериканском ареале вплоть до настоящего времени реализуются недостаточно.

6. Миссионерская, просветительская и образовательная деятельность Русской Православной Церкви в Латинской Америке опирается на концепцию благовестия, предусматривающую обращение к Православию посредством духовного и культурного просвещения, разъяснения особенностей вероучения, доступных и информативных проповедей, а не манипулятивной индоктринации готовых убеждений и идей без осмысления. Московский Патриархат крайне осторожно относится к собственно миссионерской работе за пределами зоны своей канонической ответственности. Его главные усилия в рамках реализации концепции благовестия направлены на ознакомление различных групп местного населения с культурой русскоязычной ойкумены, прежде всего духовной. Наиболее значимым проектом в данной области стали Дни России в странах Латинской Америки в октябре-ноябре 2008 г., включавшие выставки о церковной жизни в России, концерты хора московского Сретенского мужского монастыря, круглые столы, встречи с соотечественниками и официальными лицами. Российскую делегацию на первом этапе Дней России (на Кубе, в Коста-Рике и Венесуэле) возглавлял митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (ныне – Святейший Патриарх Московский и всея Руси).

7. Московский Патриархат обладает наиболее хорошо организованной церковно-дипломатической службой среди всех Православных Церквей. Церковная дипломатия ориентирована на свидетельство окружающему миру о евангельской истине и новозаветных идеалах. У ее истоков, на наш взгляд, стоял в последней четверти XVIII – начале XIX вв. митрополит Московский и Коломенский Платон (Левшин). В числе зарубежных государственных и политических деятелей, перед которыми владыка Платон свидетельствовал о Православии и жизни Русской Церкви, был Франсиско де Миранда – Предтеча южноамериканской независимости и первый латиноамериканец, посетивший российские пределы (в 1786-1787 гг.). Дипломатическое служение Русской Православной Церкви на латиноамериканском направлении подразумевает поддержание и расширение контактов с политическим руководством и государственными деятелями; взаимодействие с дипломатическим корпусом стран региона, аккредитованным в Москве (в этой связи приятно отметить, что московское подворье Православной Церкви Чешских земель и Словакии способствует духовному просвещению латиноамериканских дипломатов, ежегодно посещающих торжества по случаю дня памяти святой мученицы Людмилы, княгини Чешской);  развитие соработничества с официальными российскими представительствами, а также с центральным аппаратом внешнеполитического ведомства России. С восшествием на Московский Патриарший престол 1 февраля 2009 г. митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла – главы Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата в течение почти 20-ти лет – как никогда большое значение во внешних церковных связях приобрела Патриаршая дипломатия. Темы, которые Патриарх Кирилл обсуждает в беседах с латиноамериканскими политиками и дипломатами, можно классифицировать следующим образом: присутствие русскоговорящих диаспор и Русской Церкви в регионе; заметное место республик Латинской Америки в системе международных отношений; стратегическое значение общих духовных корней для развития российско-латиноамериканского диалога; социальная справедливость; этнокультурное разнообразие; особый характер отношений между Московским Патриархатом и Кубой; положение христиан на Ближнем Востоке. Патриаршая дипломатия вывела эффект от деятельности Русской Церкви в Латинской Америке далеко за пределы этого географического ареала – в первую очередь благодаря тому, что первая в истории встреча Патриарха Московского и всея Руси и Папы Римского состоялась на Кубе, которая, как отмечается в Совместном заявлении Папы Франциска и Патриарха Кирилла, находится на перекрестке путей между Севером и Югом, Западом и Востоком и не имеет касательства к многовековым спорам между Русской Православной и Римско-Католической Церквами, разворачивавшимся в Старом Свете.

8. В процессе осуществления своей духовной и социокультурной миссии в регионе Русская Церковь сталкивается с немалым количеством вызовов, создающих угрозу как развитию церковного представительства, так и поддержанию позитивного образа российской стороны в восприятии местного населения и общественных институтов. В их числе – неприятие отколовшейся от Зарубежной Церкви неканонической группой «митрополита» Агафангела (Пашковского) новых идейно-религиозных и церковно-правовых реалий (прежде всего Акта о каноническом общении 2007 г.), а также деятельность маргинальных псевдоправославных организаций. Кроме того, к внешним вызовам следует отнести стремление Константинопольского Патриархата сохранить патерналистскую роль среди Поместных Православных Церквей и косвенно ограничить ареал их влияния на латиноамериканской территории; необходимость обеспечения повышенной безопасности церковных объектов и передвижений священнослужителей в условиях высоких по европейским меркам показателей преступности; отсутствие преемственности во властных структурах государств региона, что осложняет выстраивание долгосрочного сотрудничества с ними; репутационные риски (втягивание локальной прессой Русской Православной Церкви в скандальные истории, к которым она по факту не имеет никакого отношения). Указанные явления требуют от Церкви расширения комплекса церковно-общественных мероприятий в странах Латинской Америки, максимально возможного преодоления или аккомодации к неблагоприятным факторам и привлечения к своей многоформатной деятельности новых человеческих ресурсов.

Хотел бы особо отметить, что обращение к общим христианским корням русскоязычной ойкумены и латиноамериканского мира, которые обеспечивают лучшее взаимопонимание и потому являются прочной базой для планирования и реализации совместных инициатив, переводит изучение роли русского Православия в диалоге между Россией и государствами южной части Нового Света из разряда церковно-исторических изысканий в сферу цивилизационных исследований. Россия и Латинская Америка представляют собой две «пограничные» цивилизации планетарного масштаба. Важнейшей объединяющей их категорией выступает христианский фундамент. Вместе с тем существование христианства в условиях «пограничья» обусловило двоякое восприятие указанными цивилизациями модернизационного импульса: с одной стороны, происходило усвоение ценностей модернизации, с другой – наблюдалось противодействие им.

Думается, что при квалифицированном рассмотрении учеными и взвешенной акцентуации практиками общественного процесса единого для русской и латиноамериканской цивилизаций христианского базиса возможно сформулировать и эффективно реализовать духовно ориентированную концепцию межнационального и межгосударственного сотрудничества России и стран Латинской Америки.

Как мы видим, взаимодействие таких бесконечно далеких друг от друга (на первый поверхностный взгляд) социокультурных систем, как Россия и Латинская Америка, имеет серьезные основания. Для Истории вообще нет невозможных пересечений во времени и пространстве. Так, миссионерские поездки иезуитов из пражского Клементинума во «вторую половину мира» в XVII-XVIII вв. оказали зримое влияние на чешское барокко, и одна из фигур скульптурной группы святого Франциска Ксаверия на Карловом мосту в Праге стала отражением представлений той эпохи об индейцах и афроамериканцах. И таким же, казалось бы, удивительным образом в начале XV в. Иероним Пражский дошел до Пскова, восхищался и вдохновлялся его храмами – причем настолько глубоко, что вопреки папским запретам причащал чешских христиан по православному обычаю Телом и Кровью Христовой.

Считаю своей приятной обязанностью поблагодарить за помощь и поддержку в подготовке и защите настоящего труда, вобравшего в себя результаты десятилетнего изучения русского Православия в странах Латинской Америки, своего Учителя профессора Алексея Владимировича Лубкова; архимандрита Серафима (Шемятовского), ставшего моим проводником на Православный богословский факультет Прешовского университета; уважаемое ученое собрание Факультета; замечательного организатора науки протоиерея Иоанна Шафина; митрополита Аргентинского и Южноамериканского Игнатия; руководство и коллег в Патриаршем совете по культуре; коллег в Московском педагогическом государственном университете. Слова благодарности были бы неполными без упоминания моих родителей Наталии и Хайро (в крещении – Харитона), а также моей супруги Ольги, ибо им я обязан вдохновением, собранностью и самыми благоприятными условиями для работы.

Благодарю вас за внимание.